Евразийская интеграция Киргизии будет успешной только при реиндустриализации страны

Эксперты Центрально-Азиатского экспертного клуба «Евразийское развитие» принимают участие в заседании Клуба евразийских политологов, который проходит в Бишкеке 20 — 21 октября 2014 года

Это второе заседание Клуба (первое прошло в Астане) организовано Политологическим центром «Север-Юг», Информационно-аналитическим центром МГУ при поддержке Межгосударственного Фонда гуманитарного сотрудничества государств-участников СНГ (МФГС).

Участников мероприятия приветствовала проректор по учебной работе Академии государственного управления при Президенте Кыргызской Республики Турсунова Салтанат Аскаровна. По мнению ученой, интеграция в современном мире выступает как важный фактор повышения конкурентоспособности стран. Поэтому «объединение усилий молодых политологов, экономистов, которые окажут содействие в интеллектуальном сопровождении интеграционных процессов, является очень важный момент в обеспечении эффективности этих процессов», считает госпожа Турсунова. «Проблем, вопросов в процессе вступления Кыргызстана в Евразийский экономический союз очень много. Поэтому очень важно, чтобы эксперты внесли свой вклад в обеспечение этого процесса. Если столько молодых людей объединились для решения подобных задач, значит, у этого дела есть перспектива».

С докладом перед участниками Клуба выступила профессор, доктор экономических наук Аза Ашотовна Мигранян.

Раскрывая особенности исторического пути Киргизии к евразийской интеграции, эксперт отметила, что Кыргызская Республика на всех этапах была в числе пионеров интеграции, как в гуманитарном, так и в экономическом, и политическом измерениях.

«Однако с начала 1990-х годов до сегодняшнего дня экономика Киргизии деградировала по траектории от индустриально-аграрной через аграрно-индустриальную к аграрной экономике. Именно деградация структуры экономики Киргизии обусловила проблемные моменты, которые встали на пути интеграции республики в Таможенный союз и Единое экономическое пространство», отметила Аза Мигранян. «Второй фактор — это рентные отношения, как основной способ извлечения доходов. Это использование недр — прежде всего добыча золота, и других полезных ископаемых, которая осуществляется не киргизскими предприятиями, а иностранными предприятиями. Рентные отношения, когда факторы производства отдаются в аренду, в разработку, а не используются отечественными предпринимателями, порождают неполноценную систему экономических отношений в Киргизии».

«Прогресс в развитии промышленного сектора и даже создании развитого агропромышленного комплекса в рамках данной парадигмы невозможен», считает эксперт. «Поскольку нет смысла вкладываться в производственный цикл в несколько лет при наличии возможностей обернуть капитал за несколько месяцев в торговом секторе. В таком случае Киргизия превращалась бы в логистический и торгово-посреднический перевалочный пункт».

Аза Мигранян отметила, что баланс позитивных и негативных эффектов евразийской интеграции Киргизии будет зависеть, прежде всего, от действий самих киргизских властей. Исходно, на сегодняшний день можно отметить следующие основные плюсы и минусы:

1. Рост цен на импортируемые из-за рубежа товары.

1.- В силу действия спекулятивного фактора в период дискуссий о вступлении Киргизии в ЕАЭС с 2011 года рост цен ускорился от 5–7 % в год до 20% в год.

— Выигрыш получают отечественные производители. Однако по состоянию на сегодняшний день они довольно слабы и представлены малым и средним бизнесом.

— Кроме того, невхождение Киргизии в ЕАЭС приведет к ликвидации льготного режима экспорта горюче-смазочных материалов из России и Казахстана в Киргизию. А это приведет к росту цен уже на 25–30%

— Кроме того, «киргизский оффшор» будет ликвидирован в любом случае: оборот «Дордоя» по итогам 2014 года может снизиться на 70–80%; снижение челночной торговли — на 12%. Уже сейчас 66% экспортеров швейной продукции столкнулись со значительным сокращением торговли со странами Таможенного союза.

При этом предприниматели на «Дордое» имеют возможности закупки и растаможивания большого количества товара для заработка сверхприбылей после присоединения к ЕАЭС. Полученные средства могут быть инвестированы в новые бизнесы.

2. Выпадение значительной суммы поступлений в бюджет при снижении китайского импорта. Доля налоговых поступлений от импорта и торгово-посреднической деятельности составляет 69%.

2. Беспошлинный доступ к ресурсам — нефти, газу, углю, продукции металлургии, минеральным удобрениям.

3. Потеря контроля над таможенными тарифами.

3. Запуск энергетических проектов. Сегодня Киргизия уже стала нетто-импортером электроэнергии, впервые за последние годы.

4. В краткосрочной перспективе — потеря рабочих мест частью торговцев, зарабатывающих на реэкспорте китайских товаров.

4. Беспошлинный доступ к продукции машиностроения.

5. Потеря от значительного сокращения импорта подержанных автомобилей.

5. Беспошлинный доступ к продуктам питания из стран Евразийского экономического союза.

6. Потери от разрушения «серых схем».

6. Доступ к транспортным инфраструктурам стран Евразийского экономического союза.

7. Экспансия крупных российских компаний и «уничтожение» ими местных конкурентов.

7. Доля стран Евразийского экономического союза во внешней торговле Кыргызстана выросла с 2010 года с 40,9% до 42,4%.

8. Удар по киргизским швейникам за счет значительного роста стоимости сырья из Китая, ОАЖ, Турции.

8. Доля переводов от мигрантов составляет от 15% до почти 32% ВВП Киргизии. Это по 2013 году составляет 138% от суммы инвестиций в основной капитал.

При вхождении в ЕАЭС мигранты получают цивилизованные условия труда вплоть до конвергенции пенсий.

9. Проблемы с сертификацией товаров по техническим регламентам Евразийского экономического союза.

9. Доступ к большому рынку сбыта, сокращение торговых барьеров. Создание условий для промышленного роста, для организации промышленной кооперации.

10. Угроза депопуляции населения, ускоренного выезда его в другие страны Евразийского экономического союза. Это наиболее актуально для высококвалифицированных работников, преподавателей, ученых и других работников.

10. Рост инвестиционной привлекательности за счет расширения рынков сбыта. Рост прямых инвестиций.

По мнению Азы Мигранян, наилучший эффект от евразийской интеграции может быть получен только в случае смены экономической модели страны от торгово-посреднической к индустриально-аграрной. Эксперт считает, что в данном русле уменьшить риски евразийской интеграции Киргизии могут следующие шаги.

Прежде всего, необходимо присоединение страны не к Таможенному союзу, а сразу полноценное вхождение в Евразийский экономический союз.

Это связано с тем, что в рамках ЕАЭС в сравнении с Таможенным союзом у Киргизии больше возможностей для влияния на принимаемые в рамках организации решения. Кроме того, именно в рамках ЕАЭС возможно более эффективное решение миграционной проблемы.

Но самое главное, уверена Аза Мигранян, именно Евразийский экономический союз предоставляет оптимальные возможности для реанимации и оживления промышленного потенциала Киргизии. «Для успеха интеграции нужен пакетный подход — с включением промышленных и сельскохозяйственных инвестиционных проектов», уверена она.

Что касается участия Киргизии в ВТО, то, по мнению эксперта, компенсации с ее стороны при вступлении в ЕАЭС будут необходимы только в том случае, если страна-член ВТО предъявит Киргизии соответствующие претензии. Учитывая реальную структуру экспорта Киргизии, больших сумм для компенсации возникнуть не может. Кроме того, с этим вопросом будет иметь дело уже не одна Киргизия, а весь Евразийский экономический союз.