Евразийское развитие – повестка на 2015 год

20 ноября 2014 г. в 15:00 (Мск.) Центрально-Азиатский экспертный клуб «Евразийское развитие» (Душанбе) совместно с Институтом демографии, миграции и регионального развития (Москва) и Центром стратегических и внешнеполитических исследований (Минск) провели в Москве проектную сессию по теме: «Евразийское развитие — повестка на 2015 год. Идеология и программа евразийской интеграции для экспертов, гражданского общества и лиц, принимающих решения».

В мероприятии приняли участие эксперты и журналисты, работающие по тематике евразийской интеграции. Посредством сети Интернет к мероприятию подключились участники из городов России, Беларуси, Таджикистана.

Участники проектной сессии пытались ответить на вопросы: что представляет собой концепция евразийского развития, как в содержательном плане, так и по форме, и каким образом данная концепция может стать важным пунктом повестки дня на постсоветском пространстве в 2015 году?

Юрий Крупнов

По мнению председателя Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития, эксперта ЦАЭК «Евразийское развитие» Юрия Крупнова, концепция евразийского развития — это одна из попыток задать осмысленность процесса евразийской интеграции и ответить на вопрос: «что позитивное, помимо экономических выгод для главных бенефициаров интеграции, несет данный процесс?». Вопрос этот связан с тем, что, по мнению Крупнова, главными бенефициарами сегодня является олигархический класс постсоветских государств. Смысл же интеграции для простых людей остается неясным.

Эксперт считает, что актуальность повестки евразийского развития на 2015 год задается не только ходом развития международной ситуации, но и предстоящими событиями — саммитами Шанхайской организации сотрудничества и БРИКС, которые пройдут в России. В преддверии этих мероприятий для России попытка следовать адаптационной идеологии является абсурдной. Вместо этого необходимо выходить с повесткой развития и навязывать ее, в том числе — на площадках ШОС и БРИКС.

Смысл слова «евразийское» в названии концепции «евразийское развитие» Юрий Крупнов видит в задании отношения России и участников евразийской интеграции к реалиям всего континента Евразия. С данной точки зрения, считает эксперт, критически важными являются три точки, в которых в первую очередь должны быть продемонстрированы эффекты развития.

Первая точка — это российский Дальний Восток, где евразийская цивилизационная общность встречается с китайской, японской и корейской цивилизациями. «Это место наивысшего напряжения — в том числе и потому, что огромному потенциалу трех цивилизаций в настоящее время противопоставлен малонаселенный, плохо освоенный и в целом недоразвитый российский Дальний Восток», считает Юрий Крупнов. «Если мы сможем в этой точке найти формулу сопоставимости евразийской цивилизации с другими присутствующими здесь цивилизациями, это задаст высший образец для действия в любой другой точке Евразийского союза».

Вторая точка — это Новый Средний Восток — регион, включающий Центральную Азию, российскую Западную Сибирь, а также Афганистан, Пакистан и Иран. Здесь евразийская цивилизация соприкасается с персидской, индийской и китайской. Данный регион, таящий множество угроз безопасности и стабильности, за счет интеграции и реализации программы индустриализации должен быть превращен в пространство опережающего экономического развития и процветающий быстро растущий рынок — Новый Средний Восток. Критическим приоритетом при этом является решение проблемы афганского наркопроизводства — преодоление планетарного вызова международной безопасности через развитие.

Третья точка — это Новая Центральная Европа, где сейчас разворачивается украинский кризис. Юрий Крупнов уверен, что если в сотрудничестве с Новороссией, а также Украиной в целом, не будет продемонстрирована способность к организации развития, то стабилизировать регион не удастся. Именно поэтому здесь сохраняет свою актуальность выдвинутый ранее проект Новой Центральной Европы.

Таким образом, пространственная модель евразийского развития предполагает формирование трех очагов развития для разрешения трех актуальных или потенциальных кризисов в наиболее напряженных точках межцивилизационного взаимодействия — на Дальнем Востоке, в Центральной Евразии и в Центральной Европе.

Юрий Крупнов

Данная схема дополняется необходимостью формирования двух поясов развития, позволяющих «сшивать» это пространство между четырьмя океанами: горизонтальный пояс развития от Центральной Европы до Дальнего Востока и меридианальный пояс развития от севера Западной Сибири до Пакистана и Ирана. Это, в свою очередь, создает новую стратегическую роль для российских сибирских регионов и особенно — для города Омска, как лежащего на пересечении двух поясов развития и имеющего стратегическое значение для региона Нового Среднего Востока.

«Необходимо, чтобы в этих ключевых точках возникли и наращивали мощность коммуникационные центры, задающие повестку евразийского развития. В Центральной Евразии, в Душанбе есть ЦАЭК „Евразийское развитие“. Нужны подобные организации на Дальнем Востоке, в Центральной Европе — Беларуси, Новороссии, Украине, в Омске и в Москве. Подобная сеть сможет задавать коммуникационную мощность Евразийского Союза», отметил Юрий Крупнов.

Председатель Наблюдательного совета Центра стратегических и внешнеполитических исследований (Беларусь), эксперт ЦАЭК «Евразийское развитие» Юрий Царик считает, что евразийское развитие представляет собой новую модель интеграции как на постсоветском пространстве, так и, возможно, во всем мире. Принцип «максимум прав в обмен на минимум обязанностей», многовекторность в смысле лимитрофности — их время прошло. Ситуация ухудшается сама по себе, в силу логики мирового финансово-экономического кризиса. Это видно по Киргизии, Таджикистану, России и так далее. Санкции и конфронтация с Западом здесь ни при чем. В этих условиях ни интеграция в нынешнем виде, ни ее отсутствия сами по себе не дают возможностей преодоления деградационных тенденций. Требуется развитие, преодоление деградации, выход на новое качество«, считает эксперт.

«Осознание данных реалий всеми постсоветскими элитами создает условия для заключения протоправового, доправового политического соглашения о развитии как основания права на развитие. Ведь именно соглашение, базовый договор всегда лежит в основе права», отмечает Царик. «Однако для этого соглашения и его реализации нужно реальное, а не фиктивное равенство сторон. То есть, нужно соразвитие: не схема „метрополия-колония“ и не схема „ведомый-ведущий“, а соразвитие как суверенное совместное действие».

В случае реализации данного принципа, считает эксперт «Евразийский союз может стать площадкой образцовой реализации права на развитие. Это и есть воплощение в жизнь тезиса В.Путина о необходимости модели международного развития, в рамках которой «все региональные центры, формирующиеся вокруг них интеграционные проекты имели бы одинаковые права на развитие, чтобы они дополняли друг друга и чтобы никто их искусственно между собой не сталкивал, не противопоставлял».

«С точки зрения внешней политики конкретных участников интеграции принцип соразвития означает необходимость игры на повышение ставок. Вопрос правильно ставить не о вхождении (или невхождении) в Евразийский экономический союз, а о совместном развитии при помощи и в рамках ЕАЭС. Национальные элиты должны задаваться вопросом: что мы хотим сделать при помощи ЕАЭС и как это навязать в формате ЕАЭС или выйти в более высокий формат интеграции, если это необходимо?», добавляет Юрий Царик.

«Практически это означает необходимость достижения и оформления международно-правовой и международно-политической субъектности и дееспособности Евразийского союза. Это не означает создание „союзного центра“ для навязывания установок, законодательства и директив „на места“, как, например, в том же Европейском союзе. Политико-правовая надстройка — союзный политический центр — необходима, прежде всего, чтобы отстаивать и продвигать интересы всех членов Евразийского союза, всего интеграционного образования. Кроме того, она должна выполнять функции союзного „Госплана“, обеспечивая оптимальное распределение экономических ролей, исключая дублирование экономических функций и максимизируя тем самым выгоды каждого из участника интеграции», считает эксперт. «Все это может и должно осуществляться при полном уважении суверенитета участников союза — на основе принципа суверенного равенства. Более того, только в рамках Евразийского союза страны региона обретают реальный суверенитет в смысле реализации права на развитие и получают возможность отстаивать его. Учитывая динамику международной обстановки, никакие другие варианты внешнеполитических стратегий не дадут подобных возможностей».

Таким образом, «если Евразийский Союз будет выстроен на принципе совместного развития, то он станет первым институтом реализации права на развитие в международном масштабе и пространством высшей реализации суверенитета каждой из стран, входящих в него», заключил Юрий Царик.

Участники семинара обсудили также различные аспекты экономической модели евразийского развития, сходства и различия европейской и евразийской интеграции и ряд других вопросов в рамках тематики проектной сессии. Была отмечена необходимость подготовки проектно-аналитического доклада, раскрывающего положения концепции евразийского развития как идеологии евразийской интеграции.