Российский и центрально-азиатский взгляд на перспективы Пакистана и Афганистана

28-29 мая в Исламабаде (Пакистан) состоялась конференция «Pakistan’s Strategic Environment: Post-2014», организатором которой является IPRI. В ней принял участие председатель Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрий Крупнов. Он выступил с докладом «Российский взгляд на перспективы Пакистана и Афганистана». В докладе были представлен проектный подход — схема шага развития, которая показывает необходимость для стратегических управленцев предлагать предметные версии будущего в виде проектов, трансформирующих прошлое.

В ходе выступления Юрий Васильевич отметил:

— К сожалению, отношения между Россией и Пакистаном уже привычно называют историей о взаимно упущенных возможностях. И наша общая задача — прекратить, наконец, упускать возможности, и перейти в принципиально новый режим взаимодействия и сотрудничества. Подобная задача определяется не только доброй волей каждой из наших стран, но и самой стратегической обстановкой вокруг Пакистана, так и России по Центрально-Азиатскому направлению.

География общего рынка Центральной Азии с его потенциалом говорит о том, что Центрально-Азиатский регион — это быстрорастущее население, стабильно растущая экономика, уникальный ресурсный потенциал и географически-выгодное положение. При этом были подчеркнуты следующие значения: при населении в 360 млн человек, ВВП региона составляет более 1 трлн долларов, оценка неосвоенных природных ресурсов — более 2 трлн долларов. А запасы нефти составляют более 23 млрд. тонн, запасы газа — более 3 трлн кб. м. Бывшая советская Средняя Азия включает пять новых государств: Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан, Кыргызстан и Казахстан. Среднюю Азию следует рассматривать только как часть Центральной Азии, а не как всю Центральную Азию в оппозицию Южной Азии.

Ю.В. Крупнов также подчеркнул:

— Центральную Азию сегодня целесообразно рассматривать опять по-гумбольтовски, то есть как единый регион, включающий и Среднюю Азию, и Пакистан вместе с Афганистаном и Ираном. С точки зрения нашего проектного подхода, пришла пора в максимальной степени рассматривать Пакистан не только как входящий в Южную Азию, — но и в единую, Центральную Азию. Насколько мне известно, важнейший вектор политики Пакистана всегда заключался в организация свободного выхода и необходимых транспортных коридоров в Среднюю Азию как через восток (Джелалабад), так и юг (Кандагар) Афганистана, а также через Ваханский коридор. Россия также заинтересована именно в такой интеграционной платформе, которая позволяет инфраструктурно связывать Пакистан и Среднюю Азию, а далее и русскую Сибирь.

Рассматривалась идея Русской оси развития — от Сабеты до Карачи, 73-й меридиан. Она обуславливает то, что Центральная Азия и Арктика — новые общие рынки для российской третичной индустриализации в Сибири. Для этого требуется соединить два океана — Индийский и Северный Ледовитый в единый Трансазийский коридор или пояс развития. По мнению Ю.В. Крупнова, Россия и государства Центральной Азии исходят из того, что наиболее востребованной стратегической задачей для Пакистана и всех государств региона является стабилизация отношений в Центральной Азии и процветание:

— Это именно «большая» Центральная Азия, в которую входит как бывшая Средняя Азия СССР и Средний Восток: Иран, Афганистан, Пакистан. При этом со стороны России и значительной части Центральной Азии — бывшей советской Средней Азии — имеются три базовых ожидания от Пакистана.

Пакистан выступит главной силой по строительству единого общего рынка в Центральной Азии. Данный общий рынок, объединяющий государства с совокупным населением более 350 миллионов человек, мог бы к 2030 году стать важнейшим экономическим образованием Евразии. Также Пакистан совершит прорыв в направлении улучшения отношений с Индией, Афганистаном и Ираном и выступит флагманом стабилизации геополитической ситуации в Центральной Азии. Третье — что Пакистан вместе с другими региональными державами примет деятельное участие в форсированной индустриализации Афганистана. При этом для России первичная индустриализация Афганистана должна органично включаться в новые индустриализации всех уже первично индустриализованных государств региона — и Пакистана прежде всего.

Также были выделены основные этапы, которые включали в себя вопросы развития гидроэлектростанций на реке Пяндж, необходимость преодоления разрывов железнодорожных путей по Афганистану, а также стратегические инвестиционные проекты для создания общего рынка ЦАР с общим размером инвестиций на инфраструктурное развитие региона — 28 млрд. долларов.

В заключение Юрий Васильевич добавил:

— Необходимо задать новую повестку российско-пакистанского сотрудничества — строительство нового Общего рынка Центральной Азии и реализацию Трансазийского коридора или пояса развития вдоль направления 73-его меридиана. Следует приступить к продвижению концепта «Большая Тройка» помощи Афганистану Cooperation of ‘Three Big’ (Pakistan — Iran — Russia) — Efforts Towards Afghan Peace and Reconciliation and Afghan Stability through economic cooperation. Подготовить и провести в октябре текущего года Российско-Пакистанский Форум в Омске, а затем в Пакистане, на который пригласить представительные делегации не только из центра, но и из регионов. Составить вместе с заинтересованными фабриками мысли и инвестиционными компания Альбом СИП по Пакистану с привлечением российских инвестиций и ресурсов. Приоритетным сделать совместный Российско-пакистано-индийский проект строительства железной дороги с шириной колеи 1520 мм по территории Афганистана до границы с Пакистаном и создании там сухого порта