Афганистан: размежеваться, чтобы объединиться?

Является ли разделение полномочий между Ашрафом Ахмадзаем Гани и Абдуло Абдулло позитивным развитием событий для современного Афганистана? Какие шаги потребуются в дальнейшем для стабилизации страны и региона? Об этом редакция сайта «Евразийское развитие» беседовала с экспертом ЦАЭК «Евразийское развитие» Хамидом Саидовым.

Как Вы оцениваете результаты президентских выборов в Афганистане?

На мой взгляд, главным результатом выборов стало создание правительства национального единства. И это — большая победа афганского народа.

Формирование правительства национального единства и приход к власти группы Абдулло Абдулло и его команды, по моему мнению, это провал американской политики в Афганистане. Я бы назвал именно так — это провал американской политики в Афганистане. Поскольку в американском сценарии не было предусмотрено столь высокое место команды Абдулло Абдулло.

Скорее всего, американцы были готовы привести к власти группу Ахмадзая и связанных с ними некоторых афганских технократов пуштунского происхождения. Тем не менее, события стали разворачиваться по-другому. Выборы президента показали, что в Афганистане у «моджахедов» еще есть шансы серьезно влиять на политику. Хотя сам избирательный процесс, как мы знаем, был отмечен масштабными фальсификациями. Кто это организовал, каким образом организовали — это отдельный вопрос, сейчас это не важно. Сам факт раздела власти между бывшими моджахедами и нынешними западными технократами — это и есть большая победа афганского народа.

Объективно другого варианта здесь и не могло быть. Ведь по сути, социальная база Ахмадзая является довольно узкой. Это во-первых, некоторые западные технократы, бывшие беженцы из Афганистана и бывшие афганские граждане, работавшие долгое время на Западе в различных государствах. Во-вторых, это лишь определенная часть пуштунов. На самом деле в Афганистане группу Ахмадзая не все пуштуны поддерживают. Прежде всего, поддерживают выходцы из пуштунского клана Гильзаи, а Абдальцы не поддерживают. И, наконец, это небольшая часть хазарейцев во главе с Сарваром Донишем и часть узбеков во главе с Абдул-Рашидом Дустумом.

Понятно что в победе Ахмадзая главную роль сыграло присутствие сил НАТО на территории Афганистана. В стратегическом плане замысел американцев заключалась в том, чтобы полностью ликвидировать присутствие моджахедов в политической элите Афганистана. Но им это не удалось. Верней, удалось лишь на 50%. А это означает провал американской политики.

И вот в этой ситуации есть вопрос — а как будет работать Ахмадзай в таких условиях, когда он практический не имеет на местах хороших позиций? Ну, может быть, он имеет позиции в определенных районах проживания хазарейцев, пуштунов-гильзайцев и в некоторых провинциях компактного проживание части узбеков. Однако те же гильзайцы — не такие уж популярные. Я вижу, что если удастся правительству национального единства развиваться и работать, то это будет на 50%, не меньше, зависеть от действий группы Абдулло. Ведь это люди, которые имеют свои корни в афганском обществе, сохраняют военизированную структуру власти почти по всем регионам, где они командуют. Это Герат, почти весь север и северо-восток Афганистана, не считая районы с преимущественно узбекским населением.

Факт присутствия в команда Ахмадзая такой фигуры, как Дустум, с данной точки зрения ничего не меняет. Даже и Сарвар Дониш не является популярным лидером среди хазарейцев. Более популярен у них Мухаммад Мухаккик, который является заместителем Абдулло. Поэтому с точки зрения контроля и проведения решений центральной власти на местах более сильными представляются позиции команды Абдулло.

В целом же, несмотря на все проблемы, фальсификации и затяжные противоречия, прошедшие выборы представляют собой демократическую смену власти и привели к формированию правительства национального единства. И с данной точки зрения это большой успех афганского народа, а также всего мирового сообщества.

?

Как Вы видите перспективы работы правительства национального единства в Афганистане?

Мы, разумеется, очень хотим, чтобы правительство национального единства было стабильным и эффективным, а также — долгосрочным, то есть работало и планировало на годы вперед.

Как я уже сказал, способность правительства эффективно работать будет в значительной мере зависеть от группы Абдулло. Надо понимать, что Ахмадзай воспринимается, как проамериканская фигура, которую привели к власти США и на которую они теперь опираются. Я считаю, что в определенном смысле такой подход можно оправдать соображениями о необходимости ротации элит: американцы считают, что нужно освободить Афганистан от моджахедов и талибов, привести к власти более технически подготовленных, технократических управленцев, в том числе — проходивших обучение на Западе. Но здесь возникает закономерный вопрос: а насколько к этому готов сам афганский народ? Думаю, что не вполне готов.

Именно поэтому эффективность правительства национального единства будет зависеть от того, насколько команды Абдулло и Ахмадзая найдут общий язык. Когда в стране начнут принимать различные политические и управленческие решения: по проведению реформ, распределению ресурсов и так далее — это должны быть решения, имеющие общеафганский характер. Они должны приниматься в интересах всего афганского общества, а не отдельных групп, поддерживающих того или иного политика. Особенно необходимо исключить территориальные преференции, когда политики общенационального уровня принимают решения в интересах населения, проживающего в районах, где они получили наибольшую поддержку.

Второй важный фактор — это продолжение экономической помощи Афганистану со стороны мирового сообщества — как для экономического возрождения страны, так и в военных целях. От этого будет зависеть процесс формирования национальной армии этого государства. В конце года натовские силы собираются покидать территорию Афганистана. Охрана афганской границы передаётся афганским вооруженным силам. Ответственность за безопасность — тоже. А в стране остается часть американских и натовских войск количеством 12,5 тысяч военных. Критический вопрос в этих условиях — насколько готова афганская армия брать на себя эту ответственность?

Наконец, в обозримой перспективе мы видим необходимость проведения политической реформы в Афганистане. Формулу раздела власти, распределения полномочий между президентом и премьер-министром необходимо закрепить на конституционном уровне через решения Лойи Джирги. Главное, чтобы те, кто способны оказать влияние на ход политических процессов, прежде всего, Запад, а также Россия, если она решит занять более активную позицию по отношению к региону, придерживались установки на единство и неделимость Афганистана. Нужна общенациональная программа развития для Афганистана. Ни в коем случае нельзя возвращаться к заигрываниям с регионализмом и отдельным регионам. Ни в коем случае нельзя ставить вопрос о каком-то разделении Афганистана, о котором очень мечтают американские неоконсерваторы. Афганистан силен тем, что он является единым государством, и польза от него в таком виде будет намного больше. В интересах Республики Таджикистан и Российской Федерации — сохранение и развитие Афганистана как единого и целостного государства.

Продолжение следует.