Какая евразийская интеграция нам нужна и зачем?

Ход развития международной обстановки за последние 1,5–2 месяца даже на фоне украинского кризиса заставляет ставить все более острые и тревожные вопросы, касающиеся будущего постсоветского пространства и народов, его населяющих

Направленность этих изменений международной обстановки имеет двойственную природу. С одной стороны, они резко повышают издержки, связанные с игнорированием процесса евразийской интеграции. Самый яркий пример — это то, какую цену сегодня за свою страусиную политику в духе «Восточного партнерства» платит Европейский союз. Однако есть и другие, требующие специального изучения кейсы. Так, Узбекистан осознал, что сотрудничество с США не принесет ему больших дивидендов в сфере безопасности и сделал важный поворот к сотрудничеству с Россией. В Кыргызской Республике, сколько бы ни пытались противники интеграции запугивать население последствиями присоединения к ЕАЭС, постепенно становится понятным, что той же полулегальной торговле через «Дордой» приходит конец независимо от вступления страны в интеграционное образование. Открытие и расширение прямой торговли между Китаем и его центрально-азиатскими партнерами приводит к изменению товарных потоков и снижению роли этого рынка. Аналогичные тенденции имеются в других сферах экономики: при понятных издержках в ходе интеграции альтернатива вступлению в ЕАЭС таит не меньшие и куда более непредсказуемые по последствиям риски.

С другой стороны, повышаются и потенциальные издержки самой интеграции. Россия входит во все более плотную конфронтацию со странами Запада и это влечет свои серьезные издержки в сферах экономики, финансов, безопасности и других. Российская экономика пришла к ситуации, когда становятся очевидными невозможность сохранять прежнюю модель социально-экономического роста и необходимость перехода к модели развития.

Даже в таких неблагоприятных условиях интеграция с Россией по-прежнему объективно привлекательна. Однако наличие серьезных рисков на «обоих концах» интеграционной альтернативы требует совершенно нового уровня ответственности в ходе принятия политических решений.

Евразийская интеграция — это больше не «тихая гавань», где вам дают дешевые нефть и газ в обмен на лояльность и готовы купить любые ваши товары в приоритетном порядке. Евразийская интеграция — это теперь пространство, где по определенным правилам можно найти возможность совместного ответа на вызов второй волны глобального кризиса в его экономическом, военно-политическом и иных измерениях.

Сделать выбор в пользу евразийской интеграции — это уже недостаточно. Нужно готовить план и усердно работать для того, чтобы участие в Евразийском экономическом союзе стало путем к большему достатку и безопасности. Потому что успех евразийской интеграции зависит от работы всех ее участников. И все они могут проиграть, если будут действовать неправильно.

Это совершенно новый формат существования постсоветских элит и новый формат их взаимоотношений друг с другом и особенно — с Москвой. Данный формат можно назвать «воссоздание и укрепление единого цивилизационного пространства», поскольку, хотя это и не очевидно сейчас, он с неизбежностью затрагивает и сферу безопасности, и культуру, и социальную сферу, образование, науку, и все иные ключевые сферы жизни общества. Способность всех участников перейти в этот новый формат и определит итог интеграции.

Зачем нужна такая интеграция? Зачем нужно единое цивилизационное пространство, единая цивилизация?

Американцы в лице Сэмюэля Хантингтона четко определили предназначение цивилизаций: они должны сталкиваться и воевать друг с другом. И тем самым — упрощать для Вашингтона задачу управления ходом развития международных отношений.

На евразийском пространстве мы можем и должны определить назначение цивилизаций по-другому: они должны организовывать развитие. Именно цивилизация является субъектом развития, то есть, обладает всей совокупностью потенциала и инструментов, необходимых для реализации права народов и человека на развитие. Страны в формате национальных государств с этими задачами очевидным образом не справляются. Вызовы им носят наднациональный характер.

Если мы не сможем определить и выстроить собственное цивилизационное пространство на принципе развития, то будем неизбежно вовлечены в мясорубку в формате «столкновения цивилизаций».