Религиозное образование за рубежом – вызов для безопасности Таджикистана

Перемены, произошедшие в таджикском обществе за последние годы, вызвали глубокие изменения в жизни людей. Несмотря на бесспорные преимущества демократических преобразований, ренессанс религиозного сознания, в Таджикистане проявились и качественно новые противоречия, и конфликты с сектантскими и экстремистскими крайностями. Молодые люди становятся последователями исламских радикальных течений, которые в последнее время обрели популярность в Таджикистане. За последние 20 лет современной истории Таджикистана появились люди из числа молодёжи, которые хотят получить религиозное образование в исламских странах Ближнего Востока. Однако зачастую религиозное образование, которое дают в странах Ближнего Востока, носит явно радикальный, экстремистский характер. Вовлечению молодежи в этот процесс помогают специально обученные люди, получающие за свой труд деньги из так называемых исламских фондов арабских стран.

Откуда возвращаются экстремистами?

Как подчеркивал Эмомали Рахмон на встречи с духовенством страны, экстремизм и фанатизм набирает силы в Таджикистане и становится дестабилизирующим фактором в обществе. «...Экстремизм, фанатизм, предрассудки, сеяние религиозной и сектантской вражды и раздора, религиозные человеческие жертвоприношения, злоупотребление исламом в личных и групповых политических целях и другие негативные действия, которые сегодня превращаются в опасную тенденцию, вынуждают нас принимать решительные меры в этом направлении. По имеющимся данным, сегодня более 80 семей из числа наших граждан находятся в провинции Вазиристан Исламской Республики Пакистан. Вы хорошо знаете, с какой целью люди прибывают туда». Эти отрицательные тенденции, прежде всего, наносят вред политическому имиджу Таджикистана в мире. Недавно в СМИ появились заявления, что в сирийской гражданской войне участвуют и граждане Таджикистана. Их вербовали в самом Таджикистане приверженцы религиозного экстремистского течения «Ансорулох» в Истаравшане. В Кулябе по подозрению в вербовке около 30 молодых людей для отправки на войну в Сирию был задержан Давлат Чол, бывший полевой командир народного фронта, который вел среди молодежи Куляба экстремистскую и салафитскую пропаганду.

Попадание таджикской молодёжи в ряды экстремистских организаций под предлогом получения глубокого религиозного образования ещё больше обостряет религиозную ситуацию в обществе. Большинство населения Таджикистана исповедует ислам ханафитского мазхаба, поэтому ситуация в исламском мире напрямую влияет на общую религиозную обстановку. В последнее время среди общественности усиливается недовольство не только другими религиями, но и другими течениями и движениями ислама, привнесёнными из-за рубежа исламскими понятиями, чуждыми традиционному исламу. Особенностью религиозной ситуации в стране является именно угроза потери в таджикском народе позиций традиционного ислама.

С увеличением количества религиозных субъектов и организаций различной направленности происходит невиданная ранее радикализация религии и растёт угроза возникновения конфликтов на религиозной почве. Члены религиозных движений и сект получают религиозное образование за пределами страны, в основном в Пакистане, Бангладеш и Индии. Учеников бесконтрольных, расплодившихся в большом количестве медресе и учебных заведений этих стран, в основном, находят в военных лагерях террористических организациях Афганистана. После окончания учёбы они выступают не просто как агитаторы религиозной (в большинстве случаев — религиозно-экстремистской) идеологии, а ещё подражают чуждым нашему народу обычаям, внешности и поведению, что задевает национальную гордость населения и создаёт почву для различных конфликтов.

Запрет — тоже метод, но не всесильный

В 2011 году вышло постановление правительства о возвращении на родину студентов, обучающихся в религиозных школах исламских государств. По данным СМИ, в исламских странах получали образование 2 тыс. 413 молодых таджикистанцев. Таджикские юноши обучались, в основном, в Саудовской Аравии, Ливии, Египте, Иране, Пакистане и Йемене. Президент Эмомали Рахмон в этой связи заявил: «Вы думаете, они там станут муллами? Они станут террористами и экстремистами!». Такое резкое заявление главы Таджикистана прозвучало после того, как в стране были совершены несколько террористических актов«.

Заместитель председателя Комитета по делам религии Таджикистана М. Мухторов отметил, что, к сожалению, среди членов Аль-Каиды, причастных к ряду терактов, есть и граждане Таджикистана. «В этой связи, чтобы авторитет Таджикистана не снижался на мировом уровне, правительство Таджикистана приняло решение вернуть своих граждан на родину из зарубежных религиозных учебных заведений. Мы создали несколько групп, которые проанализировали обучение таджикских граждан в исламских странах, и выяснили, что многие из них далеки от ханафитского мазхаба, который является официальным мазхабом Таджикистана. Также мы стали свидетелями, что те студенты, которые вернулись, получили образование и прониклись идеологией, чуждой нашему мазхабу. На этой почве среди прихожан стали возникать конфликты».

Действительно в последнее время в мечетях и молельных домах происходят много стычек между прихожанами на почве двусмысленного толкования предписаний Корана и Суната. Неправильное толкование Корана, Хадиса и Суната часто осуществляется именно теми, кто получил религиозное образование за рубежом и являются членами или сочувствующими религиозно — экстремистских течений.

Факты свидетельствуют о том, что религиозная неграмотность нашей молодежи является основной причиной, которой пользуются лидеры радикальных и экстремистских течений для продвижения и реализации своих религиозно-политических и корыстных целей. При этом они наносят большой вред национальному единству, в том числе — среди молодежи, и обостряют социально—политическую обстановку в обществе.

Таджикский исследователь М. Абдуллозода считает, что лидеры и члены экстремистских течений перемешивают законы и предписания исламской религии со своими собственными политическими лозунгами, которые противоречат нормам и предписанием ислама. Они убеждают молодежь с низким уровнем религиозного образования, что ислам предписывает такое-то действие тогда как на самом деле такого предписания не существует в исламе. Этим методом они обманывают религиозно неграмотных молодых людей.

Президент Таджикистана Эмомали Рахмон отметил, что при наличии 4 тыс. мечетей, 6 медресе, одной гимназии и одного исламского института, более 7 тысяч выпускников религиозных учебных заведений в республике и за рубежом, 200 тыс. паломников, в обществе растут предрассудки, экстремизм и фанатизм, зарегистрированы даже очень опасные явления терроризма. Эта тенденция свидетельствует о том, что в религиозном поле Таджикистана действуют разные течения радикального ислама и каждый последователь этих течений обучается основам ислама по разным критериям.

Известный священнослужитель и бывший оппозиционный полевой командир из Куляба Мулло Хайдар считает осознанным шагом возвращение различными путями выехавшей за границу для получения религиозного образование молодежи. «В разных странах, исламских институтах, мечетях обучают различным течениям, традициям ислама. И все это освящено одним Исламским флагом, разнятся даже отправление ритуалов и обрядов. Если так будет продолжаться, мы сами подготовим себе почву для раздоров в стране на религиозной почве».

Часть исследователей и религиозно—политических деятелей выступают против возвращения студентов, обучающихся в зарубежных религиозных школах. Так, по мнению заместителя председателя ПИВТ Махмадали Хаита «в течение текущего года около 2 тыс. студентов, обучавшихся в медресе и исламских институтах зарубежных стран, принудительно возвращены на родину. Только небольшое число студентов — чуть более 200 — смогли обучаться дальше на родине, но остальные вновь уехали на чужбину, поскольку в нашей республике состояние религиозного образования не соответствует требованиям. Принудительное возвращение на родину студентов противоречит Конституции РТ, Декларации прав человека (статья 28) и даже Закону „Об образовании“, так как по этим нормативно-правовым актам право на образование и выбор учебного заведения реализуется по желанию гражданина и родителей».

Нужно подчеркнуть, что не все студенты были возвращений насильно на родину, некоторые приехали на родину добровольно и продолжают учиться в исламском институте и других вузах Таджикистана. Мы уверены, что возвращение студентов и зарубежных религиозных институтов и школ может, предотвратить радикализацию сознание молодёжь.

Таджикский исследователь А. Рахнамо придерживается той точки зрения, что глобализационные процессы в мире расширяют рамки взаимодействия институтов образования в мире и между странами. «Получение религиозного образования молодежи в религиозных исламских центрах зарубежных стран имеет долгую историю и считается культурно — историческим явлением для таджикского народа и само по себе не является отрицательным явлением. Жизнь наших великих предков показывает, что религиозное образование за границей выступает, как часть научно — культурных отношение с миром. И так будет и дальше».

Никто не отрицает права каждой личности на религиозное образование, но государство должно приводить в порядок систему получения религиозного образования за рубежом, чтобы в будущем обезопасить себя от таких опасных явлений как религиозный экстремизм, фанатизм и терроризм.

Терроризм под маской религии — и борьба с ним

Если положиться на данные спецслужб Таджикистана, то получается, что в зарубежных исламских университетах на основе религиозных экстремистских идеологий «Салафизма» и «Джихадизма» целенаправленно готовят экстремистов и террористов.

Представитель ГКНБ Таджикистана А. Пиров утверждает, что «руководители и сторонники этих движений для осуществления указанной деятельности особенно широко используют помощь некоторых экстремистских и террористических организаций и, в частности, тех граждан, которые в свое время уехали из республики, получили религиозное образование в зарубежных странах и в настоящее время находятся там. Выпускники и учащиеся исламских центров, медресе, институтов, университетов, которые функционируют нелегально, являются основными объектами внутренних чужеродных элементов для использования в организации и осуществлении террористических и экстремистских действий против конституционного строя Республики Таджикистан.

С каждым годом увеличивается число нелегальных студентов из числа граждан, обучавшихся и продолжающих обучение в религиозных школах исламских государств, большинство из которых выехали туда незаконно, выдавая себя за бизнесменов, туристов и т.д. Наряду с изучением исламских дисциплин и иностранных языков, студенты проходят физическую и военную подготовку. Как мы знаем, военная подготовка не является обязательной частью религиозного образования. Отсюда можно сделать вывод, что в этих центрах готовят не будущих религиозных деятелей, а потенциальных террористов для осуществления, корыстных целей религиозно — экстремистских течение по дестабилизации социально — политической и религиозной обстановке в Таджикистане».

Граждане Таджикистана, которые получили и получают религиозное образование в исламских странах, в будущем могут стать фактором угрозы и нестабильности в обществе. Поскольку в тех местах, где они обучаются, существуют разные течения, которые могут пропагандировать им свои идеи. Большинство из них после возвращения на родину выбирают исламский образ жизни, направляют на этот путь соседей, друзей и близких людей, а также систематически пропагандируют исламистский государственный строй. Используя финансовую помощь извне, они построили незаконные соборные мечети пятикратной молитвы, привлекают подростков и молодых людей, чтобы увеличить количество своих сторонников.

События в Раштской долине свидетельствуют о том, что именно представители подобных школ и центров из числа молодёжи были привлечены в эту террористическую акцию. Известны факты, что по возвращении на родину молодёжь распространяет среди населения религиозные книги различных течений. В целом же подавляющее большинство мусульман нашей страны, включая все без исключения правительство и ныне действующий Исламский институт, прекрасно понимают, что зарубежный опыт или зарубежные идеологии мало в чем могут быть использованы в Таджикистане по причинам исторического, социального характера.

Настало время подумать о том, чтобы создать реестр тех институтов и религиозных центров, которые готовят фанатиков, религиозных экстремистов и террористов. На основе этого нужно будет направлять своих студентов только в религиозные центры, где готовят настоящих и толерантных религиозных деятелей.

В этом вопросе мы можем последовать опыту Российской Федерации. Например, депутаты Госдумы озвучили предложение составить «черный список» вузов в исламских странах, «в которых проповедуются идеи религиозного экстремизма» и законодательно ограничить религиозное образование молодёжи в религиозных центрах и институтах, которые имеют экстремистский характер.

В Таджикистане тоже приняли закон такой направленности, ограничивающий получение религиозного образования за рубежом. Депутаты парламента республики одобрили предложенные правительством поправки в Закон «О свободе совести и религиозных объединениях». Суть закона состоит в том, чтобы впредь граждане Таджикистана имеют право на получение религиозного образования за пределами республики только после получения первичного образования на территории республики и в соответствии с разрешением Министерства образования и науки и Комитета по делам религии.

По мнению Д. Давлатова сущность закона состоит в том, чтобы обезопасить религиозное поле Таджикистана от чуждых и инородных нововведений других более радикальных течений ислама. «В начале 90-х годов, у нас в обществе появились тогда первые признаки раскола общества по религиозным признакам. Те нововведения, которые отдельные граждане пытались внедрить в религиозную жизнь нашего общества, стали основой этого раскола. Это были люди, которые обучались в зарубежных религиозных учреждениях. Эти люди, может, сами не до конца понимали, насколько знания, которые они получили, соответствуют нашему мазхабу». Выше мы подчеркивали, что многие известные религиозные деятели и члены ПИВТ выступают против этого закона, который, по их мнению, ограничивает права человека на получение религиозного образование.

На наш взгляд этот закон не направлен против получения молодёжью религиозного образования в зарубежных странах. Суть закона состоит в том, чтобы создать хорошие условия религиозного образования и контролировать легальный поток молодёжи, получающей религиозное образование в третьих странах. Также цель закона состоит в обеспечении светскости и свободы личности относительно религии. Потому что бесконтрольность привлечения юношей в разные нелегальные религиозные школы привела к дестабилизации атмосферы религиозного сознания в республике. Некоторые выходцы из этих школ настроены настолько экстремистски, что не только нарушают принципы светскости демократического Таджикистана, но и начали «бросать камни» в сторону представителей толерантной традиционной школы ханафизма. Дискуссии и споры порой приводят к столкновениям и конфликтам, от которых страдают граждане и получают большой урон демократические ценности и законность.

Главный вопрос: развитие отечественного религиозного образования

Проблема зарубежных религиозных институтов и центров или учившихся за рубежом таджиков суть проблема неконкурентоспособности таджикского исламского образования в нынешних условиях. И она остается актуальной по сей день. Основной задачей, на наш взгляд, является подъем внутри страны уровня религиозного образования, чтобы он отвечал всем критериям подготовки специалистов в этой отрасли. Ибо с этим связана стабильность нашего государства, нашей безопасности.

Верховный муфтий Таджикистана Саидмукаррам Абдукодир главной причиной отставания религиозного исламского образования видит в нехватке квалифицированных кадров. «Острая нехватка высококвалифицированных исламских кадров является основной проблемой этой отрасли. Это связано с тем, что во времена существования Советского Союза не было достаточных возможностей для подготовки специалистов в области религии. После обретения независимости у нас был создан Исламский университет. Но, к сожалению, проблема с кадрами за эти годы так и не была решена. В этом смысле нами делаются необходимые усилия для того, чтобы подготовить собственные высококвалифицированные кадры. В нашем университете научно-просветительскую деятельность ведут четыре преподавателя из «Аль-Азхара».

Кстати, проблема религиозных кадров эмам-хатибов является актуальной проблемой во всех центральноазиатских странах и даже для Российской Федерации.

На данный момент уровень религиозной образованности наших имам-хатибов остается очень слабым, потому, что большая часть этих имам-хатибов самоучки или получили подпольное религиозное образование и не отвечают требованием современной религиозной образовательной системы. С.Шарипов считает, что «...большинство наших имам-хатибов не понимают своего назначения в обществе. Многие из них не имеют высшего религиозного образования. Во времена Советского Союза они обучались в подпольных религиозных школах, к тому же они мыслят узко и ограниченно... Эта „элита“ не имеет собственных убеждений по вопросам геополитики, истории, внутренней политики и конфликтов».

Таджикский исследователь А. Рахнамо утверждает, что у нашей страны есть потенциал для развития религиозного образования. Но для этого необходима серьёзная поддержка. «Мы преподаём привычный нам ханафитский мазхаб, а это является залогом того, что полученные нашими студентами знания не будут противоречить традициям и устоям нашего народа, не будут вызывать смуту в таджикском обществе».

Безусловно, чтобы решить поднятую проблему, необходимо также дать и религиозный ответ — создать внутри страны легальные условия для получения современного религиозного образования. Вот тогда проблема будет постепенно решаться. А при нынешней ситуации всё равно не получается удержать в стране тех, кто стремится получить религиозное образование за границей. Они просто начинают уезжать через третьи страны, и проконтролировать данный процесс пока не получается.

В связи с изложенным мы должны направить свои усилия на то, чтобы наша молодёжь не попадала под идеологическое влияние религиозно—экстремистских течений.

1. Мы должны преподавать подросткам и молодежи в школе основы традиционного ислама. В вузах провести разъяснительные работы об умеренном исламе и как взаимодействовать с другими течениями ислама. Это связано с тем, что часть молодежи не знает основных положений своего мазхаба и легко поддаются агитации религиозных экстремистских течений.

2. В процессе воспитания молодежи большую роль играют священнослужители и религиозные деятели. Они должны в своих наставлениях и разговорах наставить молодежь на путь истинны и просвещать их в вопросах исламской умеренности и справедливости. Исламский центр должен создать условия для проведения просветительских и религиоведческих курсов в мечетях на основе Ханафитского мазхаба для всех желающих, а также организовать лекции по изучению основ Корана и Хадиса.

СМИ тоже должны активно включиться в процесс пропаганды религиозного образования в Таджикистане. С помощью телевизионных передач с помощью вопросов и ответов следует объяснить суть учения и предписания исламской религии и Ханафитского мазхаба. СМИ могут пропагандировать среди молодежи принципы толерантности и истины исламской религии.