Ослабление рубля в России сказалось и на Таджикистане

По данным Национального банка Таджикистана (НБТ) официальный курс российского рубля по отношению к таджикскому сомони за 10 месяцев текущего года снизился почти на 19%. При этом обесценение рубля идет на фоне укрепления доллара к сомони — примерно на 5% с начала года.

Нацбанк страны указывает на то, что на курсовые изменения последних месяцев повлиял ряд внешних и внутренних факторов. В числе таковых названо снижение курсов валют государств, с которыми «Таджикистан имеет устойчивые торговые отношения» (речь, в частности, идет о России), а также увеличение сезонного спроса на наличные доллары со стороны импортёров и населения. Первый заместитель председателя Национального банка Таджикистана Джамшеди Юсуфиён сообщил, что на курс валюты влияют как макроэкономические показатели, так и разница между спросом и предложением на валютном рынке.

Западные санкции против России и валютный рынок Таджикистана

Бахром Шарипов

Директор учебного центра ОАО «Агроинвестбанк», кандидат экономических наук Бахром Шарипов напоминает, что уровень взаимоотношений Таджикистана и России очень высок, что в числе прочего оказывает влияние и на поведение сомони по отношению к рублю. К примеру, доля Российской Федерации в экспорте и импорте Таджикистана составляет свыше 20%.

«Соответственно, те изменения, которые происходят в экономике России, на ее денежном рынке непосредственно влияют и на нас. Особенно, учитывая то, что рубль является основной валютой для взаиморасчетов по экспорту — импорту между нашими странами и большая часть денежных переводов мигрантов теперь поступает именно в российских рублях. При этом внутри РФ с начала года российский рубль подешевел на 40% [к доллару США — ред.], на что повлияли западные санкции и снижение цен на нефть», — сказал эксперт.

По его мнению, на курс сомони влияет также некоторое снижение объемов экспортных долларовых поступлений в страну от продажи хлопка и алюминия в связи со снижением мировых цен на эти виды сырья.

«Это один из факторов того, что доллар у нас укрепляется, а рубль обесценивается. Еще один важнейший фактор — переводы трудовых мигрантов, которые составляют около трех миллиардов в долларовом эквиваленте, но поступают на 80% в виде рублей. Правда их объем снизился примерно на 10%. А после снижения курса рубля, как показывает анализ, наши семьи уже потеряли от этих переводов до 20% их потенциала», — объяснил Шарипов.

Для Таджикистана основными валютами являются доллар США, российский рубль и евро. При этом доля операций в евро сравнительно мала, поэтому основное внимание уделяется курсам двух других. Исходя из того, что большинство внешних обязательств республики перед партнерами и донорами, а также выплаты по внешнему долгу номинируются и оплачиваются в долларах, наиболее важной стратегической задачей, по мнению эксперта, является поддержание стабильности именно этой валюты.

«Но нужно учитывать и то, что сейчас практика использования рубля для взаиморасчетов между Россией и другими странами расширяется. И наш экспорт в эту страну примерно в 8 раз меньше импорта, и большая часть переводов мигрантов осуществляется в российской валюте. Но при этом Таджикистану использовать в своих расчетах рубль невыгодно, это переносит на нас дополнительные затраты. Россия, по моему мнению, все-таки должна взять на себя бремя поддержания оптимального курса своей валюты, чтобы на нас не перекладывались дополнительные риски и расходы», — сказал Шарипов.

Кто выигрывает, а кто страдает?

«Рынок так создан, что хотите — не хотите, кто-то от этого выигрывает, кто-то проигрывает», — считает эксперт.

Но, по его мнению, если на первых этапах обесценение рубля в РФ давало некоторые преимущества таджикскому бизнесу, то в условиях, когда Россия перешла на установление «плавающего» официального курса рубля, «спекулятивные моменты, которые давали нашим предприятиям-экспортерам выигрывать за счет этого дополнительные преимущества, аннулированы, и риски ведения бизнеса увеличиваются». Российские импортеры при реализации своих товаров в Таджикистан начали привязывать их цену в рублях к изменению курса доллара. Соответственно, местные бизнесмены теперь несут двойной валютный риск — и по рублю, и по доллару.

Пока существенного роста инфляции в Таджикистане удается избежать. За десять месяцев 2014 г. он составил 6,1%, а к концу года, по данным нацбанка, рост инфляции планируется удержать на уровне 7,5%.

При этом таджикские предприниматели говорят о том, что вынуждены повышать розничные цены. Владелец небольшого продуктового магазина в г. Душанбе Алишер Низомов говорит, что «уже переписал многие ценники». «Сильно цены мы не завышаем, чтобы народ не пугать. Но оптовые продавцы, поставщики стоимость своих товаров уже подняли, поэтому нам тоже приходится это делать. Мы не можем работать в убыток», — объясняет он.

В Нацбанке, комментируя сообщения СМИ о повышении цен, согласились только с фактом некоторого удорожания муки, которая импортируется в Таджикистан большей частью из Казахстана и России. «Согласно ожиданиям данная тенденция имеет краткосрочный и непостоянный характер, и по мере снижения курсовых давлений цены на импортируемые товары, как и в предыдущие годы, вернутся к своей начальной точке равновесия», — отреагировали в ведомстве.

Одной из специфических групп населения, на которую прямо повлияло обесценение рубля по отношению к сомони, являются пенсионеры, получающие российскую пенсию, но живущие постоянно или временно на территории Таджикистана.

Россиянка Мария Батурина ежегодно приезжает в Таджикистан к дочери и гостит несколько месяцев. «Я снимаю пенсию в местных банкоматах или в сомони, или в долларах. Если в ноябре прошлого года я с пенсией примерно в 10 тыс. российских рублей снимала больше 1500 сомони, то в этом году почти на 200 сомони меньше. Это при том, что нам пенсию несколько раз за год добавляли», — рассказывает пенсионерка.

Прогнозы утешительные

По заверению Джамшеда Юсуфиёна, для предотвращения отрицательного влияния курсовых изменений на внутренний потребительский рынок НБТ предпринимает все возможные меры по стабилизации ситуации на валютном рынке. «В настоящее время такая политика продолжается. Ожидается, что в случае отсутствия интенсивных изменений курсов валют на мировом финансовом рынке, которые носят временный характер, и учитывая принимаемые меры с нашей стороны, ситуация на внутреннем валютном рынке стабилизируется», — заверил первый зампред нацбанка.

Бахром Шарипов указывает на то, что у Национального банка Таджикистана не так много ресурсов для проведения интервенций: нет стабилизационных фондов, фонда национального благосостояния или фондов развития, как в России. Золотовалютный резерв страны тоже достаточно ограничен. Поэтому национальный финансовый регулятор проводит больше адаптивную курсовую политику для того, чтобы компенсировать, нейтрализовать отрицательные последствия обесценения рубля.

«В любом случае, в дальнейшем нам придется теснее взаимодействовать с денежными властями стран СНГ и, особенно России, в связи с тем, что она хочет сформировать свой финансовый центр в евразийском пространстве и добиться того, чтобы российский рубль стал основной валютой взаиморасчетов. В рамках новых интеграционных образований необходимо создать резервы для поддержки национальных валют малых стран, таких, как Таджикистан. Все-таки регулирующая, направляющая роль России должна проявляться», — считает Шарипов.

По его мнению, в трудностях необходимо находить, в первую очередь, новый потенциал для развития. «Любой кризис хотя и несет нам какие-то потери, но открывает новые возможности для углубления интеграции сторон. Надо их использовать, но не только для себя, а во всеобщее благо, и это даст большой эффект долгосрочного и эффективного развития», — заключает эксперт.