Как МВФ оценивает состояние экономики региона?

Постоянный Представитель Международного валютного фонда в Таджикистане, господин Айдын Биболов ответил на вопросы сайта «Евразийское развитие»

4 декабря в Душанбе был представлен отчет Международным валютным фондом за текущий год по Кавказу и Центральной Азии. Айдын Биболов, Постоянный Представитель МВФ в Таджикистане, выступил с докладом о перспективах развития региональной экономики перед представителями Национального банка, правительства, главами дипломатических и международных организаций, независимыми экспертами, а также представителями общественности, бизнеса.

В своем докладе господин Биболов осветил текущую ситуацию в мировой экономике и ее влияние на регион и Таджикистан. В частности, эксперт сказал:

«Несмотря на то, что происходит восстановление мировой экономики, оно остается неравномерным в странах с развитой экономикой, а страны с формирующимся рынком адаптируются к более низким темпам экономического роста. Особое беспокойство для стран Кавказа и Центральной Азии (КЦА) вызывают усилившаяся геополитическая напряженность и связанное с ней замедление роста экономики России. С учетом менее благоприятных экономических перспектив, все более настоятельной становится задача проведения реформ в целях повышения конкурентоспособности, снижения уровня безработицы и повышения уровня жизни.

Темпы роста ВВП в регионе КЦА по прогнозам снизятся с 7 процентов в 2013 году до приблизительно 5,5 процентов в 2014–2015 годах. В Таджикистане, хотя и ожидается, что средние темпы экономического роста составят в среднем около 6 процентов в 2014-2015 годах, создание рабочих мест остается недостаточным, а инфляция прогнозируется на уровне 8-9 процентов за тот же период. В среднесрочной перспективе потенциальный рост в Таджикистане, скорее всего, будет более низким в связи с сокращением притока денежных переводов из России и медленным ходом реализации структурных реформ, хотя привлечений инвестиций из Китая и других стран может в какой-то мере смягчить снижение роста», отметил эксперт.

По мнению господина Биболова, дальнейшее усиление геополитической напряженности вокруг ситуации в Украине, снижение цен на нефть и падение курса рубля может оказать дополнительное существенное воздействие на экономические перспективы КЦА ввиду тесных связей региона с Россией через торговлю, денежные переводы и инвестиции. «По нашим оценкам, сокращение российского ВВП на 1 процентный пункт в текущем году снизит темпы роста в странах-экспортерах нефти КЦА приблизительно на 0,3 процентных пункта, а в странах-импортерах нефти — приблизительно на 0,7 процентных пункта», отметил эксперт.

Для Таджикистана, меры, которые страна может предпринять для снижения негативных воздействий внешних факторов, могут состоять в следующем:

— Увеличение международных и бюджетных резервов и гибкая политика обменного курса помогут увеличить устойчивость экономики к шокам;

— Совершенствование механизмов учёта, управления и подотчетности государственных предприятий будет способствовать снижению условных фискальных рисков;

— Оздоровление финансового сектора посредством усиления банковского надзора, укрепления корпоративного управления и совершенствования управления рисками в банках помогут более эффективному распределению ресурсов;

— В среднесрочной перспективе — структурные реформы, направленные на улучшение условий ведения бизнеса с целью повышения диверсификации и конкурентоспособности экономики наряду с укреплением регионального сотрудничества помогут в достижении устойчивого экономического роста.

Постоянный Представитель МВФ в Таджикистане Айдын Биболов ответил на вопросы сайта Евразийского развития:

— У России сейчас не лучшие времена, правильно ли будет усилить интеграцию, и не скажется ли это негативно на экономике Таджикистана?

— Необходимо говорить со многими людьми и смотреть на это вопрос с разных точек зрения. Но в общем и целом слово «интеграция» — это всегда не плохо, интеграция региональная, интеграция мировая. Таджикистан член ВТО (Всемирной торговой организации) уже должен быть какой-то позитив. Таджикистан работает в Шанхайской организации. Вы уже ведите, что есть реальные кредиты, которые приходят. В принципе интеграция хороша, когда идет на пользу экономике, поэтому просто сказать сразу «да» или «нет» тяжело. Стоит посмотреть, что от этого получишь и чем за это заплатишь.

России сейчас тяжело, есть объективные факторы нефть и рубля падают, но всегда это происходить не будет. В следующем году ситуация может измениться. И поэтому делать выводы на этом основании не правильно. Интеграция — это такое понятие, которое надо рассматривать вне зависимости от текущего момента. Стоит смотреть на 10 на 20 на 100 лет вперёд, как китайце планируют на 1000 лет. Таджикистану нужно планировать на 100 лет вперёд.

В наше время интеграция имеет большой потенциал, например можно развивать сотрудничество в ШОС. Если вся Центральная Азия будет развиваться совместно, то и весь регион будет иметь больший потенциал по отношению к другим странам.

Таджикистану лучше всего посмотреть, что происходит с экономикой Казахстана, Белоруссии, и на Киргизстан, который в следующем году скорей всего присоединиться к Евразийскому экономическому союзу. Я считаю, что у Таджикистана такое понятие, он смотрит на то, что происходит и не торопится делать выводы. Я думаю это правильно.

— Что необходимо сделать, чтобы финансовый сектор играл большую роль в экономике Таджикистана?

— Наверное, в первую очередь надо начать с «головы». Сначала усилить финансовый сектор, разобраться с корпоративным управлением, управлением рисками. Для здорового развития банков. После того как эта основа будет построена, необходимо создать правильные условия для конкуренции. Должно быть свободное поле деятельности, и никаких перфораций для банков. В идеале мы надеемся, что будет один или два банка, которые сможет показывать хороший пример другим. У которого будет, хорошая система управления, риск менеджмент, они будут правильно заниматься кредитованием, депозитами, ликвидностью.

В Таджикистане есть такие банки, но они маленькие или средние, к сожалению лидеров пока нет. Но необходимо сделать все условия, чтобы такие лидеры появлялись, и они будут распространять практику, как сделано это в других странах.