Войну издали не снимешь…

В рамках проекта «Великая Победа» редакция сайта «Евразийское развитие» побеседовала с дочерью легендарного таджикского кинооператора, снимавшего Парад Победы в 1945 году, Маматкула Арабова — киноведом Шарофат Арабовой

Свыше 3,5 млн. метров пленки сняли за годы Великой Отечественной Войны советские фронтовые операторы... Они сняли войну, тридцать три из них погибли на ней солдатской смертью, почти всегда настигавшей их на переднем крае войны, там где и положено было им находиться и по воинскому долгу и по долгу своей профессии, потому что войну издали не снимешь, войну можно снимать только вблизи...Вечная память тем, кто погиб на войне смертью храбрых и уже не может увидеть своих собственных кадров...

Константин Симонов



— Шарофат, ваш отец Маматкул Арабов был в числе 258 советских фронтовых кинооператоров, которые снимали летопись Великой Отечественной Войны. Расскажите, как он стал фронтовым кинооператором?

— Мой отец, родившись в Бухаре в 1921 году, происходил из семьи крупных бухарских финансистов Арабовых, которые были в числе первых основавших в Бухарском эмирате банки и имели международные торговые отношения с ведущими компаниями, специализирующимися на продаже каракуля. Однако вследствие раскулачивания семья подверглась репрессиям и переселилась в Душанбе. В 1938 году, будучи уже студентом строительного техникума в Душанбе, отец неожиданно получает направление в Государственный Институт кинематографии (впоследствии ВГИК) в Москву для учебы на кинооператорском отделении. В самом начале войны, когда московские и ленинградские студии были эвакуированы в Среднюю Азию, он проходил практику в качестве помощника режиссера на кинокартинах, снимавшихся в Алмате и Сталинабаде. А после окончания киноинститута в 1943 году отец отправлен кинооператором Центральной студии документальных фильмов в ряды 1-го Украинского фронта, в котором служил до завершения войны и пройдя с киноаппаратом до Бреслау (Вроцлав). Он был первым и единственным фронтовым оператором из Таджикистана.

— Какие эпизоды врезались ему в память? Что он рассказывал про войну?

— Например, он рассказывал о том, как они снимали эксгумацию общей могилы для расследования злодеяний гитлеровцев. За Днестром он увидел и запечатлел на камеру изрытые снарядами поля и дороги, разорённые деревушки и под городом Кременец ров с телами 300 убитых младенцев. Стояла мертвая тишина, сдавливало горло, слезы застилали глаза.

Он часто вспоминал своих старших боевых коллег Владимира Сущинского и Николая Быкова, которые так и не увидели День победы. О гибели Николая Быкова под Бреслау, с которым они работали в паре, отец вспоминал следующее: «Снаряд разорвался рядом, нас раскидало, кто мог подняться, двинулись вперёд... Я очнулся у стены дома. Забрался под разбитое орудие, чтобы перезарядить камеру. А осколки свистят. Отснял кое-что ещё. Ищу Быкова — его нигде нет. Значит, он пробрался в здание, снимает, как всегда сверху... вдруг у воронки от снаряда вижу кинокамеру. Чуть дальше — сам Николай лежит с вытянутой рукой... осколок разорвал ему поясницу. Неделю спустя осколок угодил мне в голову...». Вернувшись из госпиталя на фронт, отец продолжил съемку взятия Бреслау и затем 6 мая 1945 года запечатлел капитуляцию гитлеровских войск.

Фронтовые операторы пользовались в то время кинокамерами «Аймо» и их советскими аналогами, а кассеты с пленкой хватало на одну минуту и нужно было постоянно ее перезаряжать. К тому же они не могли видеть отснятый материал, который ежедневно отправляли для проявки в Москву с записанными наскоро монтажными планами. Советские фронтовые операторы отказались от использования штатива, который сковывал в боевой обстановке, и поэтому пользовались ручной камерой. Раздумывать над композицией кадра не было времени, как и долго устанавливать фокус. Когда необходима молниеносная реакция, вырабатываются автоматические навыки. Один из фронтовых кинооператоров из Эстонии Семен Школьников рассказывал любопытный факт о том, как одновременно готовились к съемкам Второй мировой войны кинохроникеры Америки, Англии и Канады. «На фронте протяженностью пятьдесят километров снимали двести профессиональных операторов, которые готовились к вторжению в Европу вместе с армией два с половиной года. Для кинооператоров были сделаны специальные укрытия... Многих солдат обучили пользоваться легкими 16 мм. киноаппаратами, которые позволяли проводить съемки непосредственно в бою. Также легкие киноаппараты были установлены на самолетах, и летчик, нажимая на гашетку пулемета, синхронно включал и киноаппарат». Однако такие технические возможности отсутствовали у советских операторов. Семен Школьников добавлял, что примерно 150 советским операторам приходилось тогда работать на фронте протяженностью в несколько тысяч километров и снимать боевые киносборники, которые мгновенно становились мировой сенсацией.

Уже в 1992 году в Вашингтоне произошла историческая встреча советских фронтовых кинооператоров и их американских коллег, которые снимали Вторую мировую войну. Эта встреча ознаменовала собой сближение постсоветской и американской кинематографий и в целом была приурочена к Первой международной конференции фронтовых кинооператоров под девизом «Как мы смотрели друг на друга?», направленной на переосмысление событий Второй мировой войны и их подачи. Именно тогда ряд фронтовых кинооператоров, в том числе и мой отец, стали членами Всемирной Ассоциации фронтовых кинооператоров.

— Он снимал Парад Победы в 1945 году. Насколько это было значимо для него?

— Будучи фронтовым кинооператором 1-го Украинского фронта, за удачные съемки в Бреслау он удостоился этой чести в числе других 38 операторов, которых отобрали со всех фронтов для выполнения особого задания в Москве — съемок исторического Парада победы. По итогам съемок было сделано два полнометражных фильма — цветной и черно-белый. Отец был рад тому, что смог внести последнюю лепту в дело Победы, зафиксировав это грандиозное историческое событие. Таким образом, более 3,5 млн. метров отснятого в годы войны документального материала послужило основой создания киноэпопей Романа Кармена «Великая Отечественная» (1965) и 20-серийного фильма «Неизвестная война» (1978).

Впоследствие как ветеран и инвалид войны отец был награжден орденами Отечественной войны I и II степени. Вернувшись с войны в 1945 году, он получил направление на работу на Сталинабадскую киностудию «Таджикфильм» в качестве кинооператора хроники и режиссера-документалиста. Впоследствии вновь работал для Центральной Студии документальных фильмов, а затем на студии «Узбекфильм», где начал создавать цикл документальных фильмов «По следам древних цивилизаций Центральной Азии» (1980-1998): «Седые холмы Афрасиаба» (об уникальных открытиях настенной живописи древнего Самарканда), «Таинственный Кара-тепе» (о первых буддийских памятниках в Центральной Азии), «Древняя Бактрия» (о зарождении городской цивилизации и доисламских памятниках духовной культуры,), создание которого продолжилось уже на студии «Таджикфильм» в конце 80-х годов с появлением картин «Открытие Уструшаны» (о раннесредневековой культуре на севере Таджикистана), «Эфталиты, кто вы?» (о загадочной империи эфталитов) и в итоге первым в истории документального кино Таджикистана — 5-серийным фильмом «Б.Гафуров: феномен «Таджики» (1998), который он закончил незадолго до смерти. Последний фильм важен тем, что он смог не только сохранить экранные образы уже ушедших из жизни исследователей Центральной Азии, но и донести как бы «завещание» творцов истории прошедшего века к своим преемникам о проблемах исторической науки и запечатлеть археологические памятники, которые сейчас уже почти недоступны для съемочных групп. Причем, фильмы «Эфталиты, кто вы?» и «Б.Гафуров: феномен «Таджики» снимались в годы гражданской войны в Таджикистане и послевоенного восстановления.

— Я знаю, что он с большим уважением относился к ветеранам Великой отечественной войны и в 1995 году посвятил им свой фильм «Память сердца». А ведь в это время, в Таджикистане шла гражданская война. Насколько сложно было снимать фильм?

— Действительно, это было самое тяжелое время для таджикского кинематографа, когда фактически начали заявлять, что таджикское кино умерло. Однако, несмотря на военное положение, отсутствие зарплат, дефицита кинопленки и проявочных материалов, а в целом проблем с финансированием, на киностудии «Таджикфильм» продолжали снимать кино, переориентировавшись на производство документальных фильмов и хроники гражданской войны. Так, в канун 50-летия Великой победы отец создает фильм «Память сердца», который посвящает не только всем фронтовикам, в том числе ветеранам Таджикистана. Это и дань памяти боевым товарищам-кинооператорам, мужеству которых мы обязаны запечатленными архивными кадрами, использованными в фильме. Но будучи фильмом о ветеранах-таджиках, картина одновременно явилась личным размышлением фронтовика о гражданской войне в стране.

В декабре 1999 года, мой папа скончался, не дожив нескольких месяцев до празднования 55-летия Победы. Уже после его смерти мне вручили его награду — орден «Шараф» (Славы) правительства Республики Таджикистан.