Государственная граница Таджикистана в годы Великой Отечественной войны

Несмотря на свою отдаленность от театров боевых действий двух мировых войн Афганистан все годы великих противостояний, являлся ареной жесткого противоборства разведок воюющих коалиций

Причиной тому была не ценность самой страны сама по себе, а ее стратегическое положение «буфера» между «самой большой жемчужиной в короне Британской империи» — Индией и Россией — Советским Союзом. Еще в годы Первой мировой войны сюда немецким генеральным штабом была даже послана специальная группа разведчиков и военных специалистов, известная в истории как «миссия Нидермайера». Целью её была организация в Афганистане антианглийского движения, способного в перспективе создать проблемы англичанам в Индии. И в годы Второй мировой войны перед III Рейхом в отношении Афганистана стояли вполне конкретные цели: 17.02.1941 Гитлер издал циркуляр, где речь шла о том, что после успешного завершения Восточной кампании, необходимо организовать наступление на Индию и Афганистан. Однако задолго до начала боевых действий эта страна уже была наводнена агентами Абвера и японской разведки, которые вели активную подрывную деятельность в отношении советских республик Средней Азии. Первыми непрошенных «гостей» из-за Пянджа встречали советские пограничники.

Союз нацистов и сепаратистов

Гитлеровские и японские резиденты в своей подрывной деятельности основную ставку делали на влиятельных деятелей бухарской эмиграции обосновавшихся в приграничных с Таджикистаном районах. В их числе были Хамранкул-бек, братья Кудратулла-хан Тюра и Мухитдин-хан Тюра. Но наиболее радикальная часть узбекской и таджикской эмиграции осела, в Кабуле. Объединявшей ее политической фигурой был вплоть до своей смерти в 1944 году бывший эмир Бухарский Саид Алим-хан. Другими достаточно авторитетными лидерами эмиграции были: муфтий Садретдин, узбек родом из Ташкента; Хашим Шайх Якубов — таджик, бывший посол Бухарской народной республики в Афганистане.

Интересы гитлеровцев и сепаратистов, обосновавшихся в Афганистане, совпадали. Первые надеялись подключить эмиграцию к операциям басмаческого типа с целью воздействовать на ситуацию в Средней Азии, вторые лелеяли надежду прийти с помощью немцев к власти.

Первоначально настроение в верхних эшелонах эмиграции под влиянием успехов вермахта на советско-германском фронте стало подчеркнуто воинственным. В летне-осенние месяцы 1942 года некоторые из их вожаков поговаривали даже о том, что надо выступать немедленно, не дожидаясь поддержки афганцев — немцы помогут. «Наша задача, — писал Шир Мухаммед-бек в письме в германское посольство, — организовать в марте 1943 года вооруженное восстание в Средней Азии, направив на это все национальные силы». Для успеха этой работы он просил полтора миллиона афганей. Подписался незатейливо: Главнокомандующий Шир Мухаммед-бек.

На одном из собраний эмигрантов Шир Мухаммед-бек разоткровенничался и рассказал, что предложил премьер-министру быстро сформировать вооруженный отряд, выдвинуться на Памир, перейти советскую границу и двинуться на город Андижан в расчете пополнить его в Ферганской долине. Было, правда, и другое предложение — наступать через Таджикистан, так как в памирских горах трудно будет обеспечить многочисленный отряд продовольствием, а так, мол, у дехкан можно добыть продукты. Однако налет на советскую территорию басмачам пришлось перенести до весны будущего года. Планируемый рейд на участке Пархар — Тахтабазар им надо было скоординировать по времени с наступательными операциями вермахта. Но на восточном фронте к этому времени у Вермахта с наступательными операциями дело уже совсем не ладилось. Бандгруппы эмиграции вынуждены были заниматься локальными операциями.

Исходя из вышесказанного видно, что советские пограничники, охранявшие границу с Афганистаном на территории Таджикистана, уже в первые дни Великой Отечественной Войны столкнулись с серьезным противником, тщательно готовившимся при первом же удобном моменте нанести коварный удар в спину советской Средней Азии.

Советские пограничники

К началу Великой Отечественной войны в Таджикистане дислоцировалось два пограничных отряда НКВД: Таджикский (ныне равнинные участки Пянджского и Московского) и Памирский (ныне Хорогский и Ишкашимский), а также три отдельные пограничные комендатуры: Шуроабадская, Калай-Хумбская и Мургабская.

Все перечисленные части организационно входили в Среднеазиатский пограничный округ. В целях оптимизации руководства пограничными войсками в 1943 году Среднеазиатский пограничный округ был разделен на Таджикский и Киргизский округа.

В это время штатная численность Таджикского округа была увеличена на 1548 человек, а в его составе дополнительно было сформировано 6 разведпостов, 22 заставы, увеличен штат 88 линейных застав с 31 до 42 человек.

В течение всей Великой Отечественной Войны пограничники Таджикского пограничного округа несли службу в крайне сложных условиях, задерживали шпионов и диверсантов, громили бандитские шайки, смело вступали в боевые столкновения с вооруженными контрабандистами. Так с 1941 по 1945 гг только на участке одного Таджикского пограничного отряда было задержано около 400 нарушителей государственной границы, многие из которых имели различные задания, полученные от диверсионно-разведывательных структур Афганистана, Германии и Японии. В центральных районах Таджикистана за годы войны чекисты смогли выявить 40 законспирированных агентов немецкой разведки; в 1942 году — 14 агентов; в 1943 — 7 агентов и 2 пособника фашистов; в 1944 году — 4 агента и 12 лиц, служивших на командных должностях в гитлеровской армии, полиции и карательных подразделениях.

При поддержке германской и японской агентуры вновь активизировались на восточном Памире вооруженные отряды киргизского рода хандырша, кочующего в Ваханском коридоре Афганистана.

Набеги и бои

Набеги на советскую территорию афганских киргизов поражали своей дерзостью, жестокостью и имели систематический характер. Для наглядности можно проследить ситуацию, которая складывалась, к примеру, на участке одной только Мургабской комендатуры осенью 1941 г.

Так, в ночь с 8 на 9 сентября 1941 г в районе озера Булун-Куль во время отдыха в юрте были убиты начальник разведывательного отделения комендатуры Урунбаев и сопровождающий его пограничник. Это убийство совершила группа киргизских всадников в количестве 14 человек. В ночь на 14 сентября эта же группа вновь перешла на советскую территорию. Вступив в боестолкновение с пограничниками, банда отошла, угнав с собой 68 голов колхозного скота. Один пограничник был убит и один ранен.

16 сентября поисковая группа во главе с политруком Садовничим на участке первой заставы имела боестолкновение с бандой в 35 человек. Бой был жестокий, банде не удалось прорваться на территорию Мургабского района.

18 сентября, вечером на участке Сосык-Куль огнем банды с афганской территории был убит секретарь партийного бюро погранкомендатуры Майбородский и ранен один пограничник. На следующий день в этом же районе снова произошло несколько боестолкновений, в ходе которых было убито 5 пограничников и политрук Садовничий.

Только 18 октября принятыми чекистами оперативными мерами эта банда была ликвидирована. В результате операции было уничтожено 64 бандита, в том числе и главарь банды Зиянутдин Ахмедов, видный басмаческий главарь Егамберды Аильчибеков, афганский резидент Сайфутдин Худойбердыев.

22 января 1943 года пограннаряд одной из застав Шуроабадской комендатуры под командой сержанта А. Головченко в трудных условиях зимнего высокогорья и на сильно пересеченной местности вел преследование трех разведчиков Абвера, которые проникли на советскую территорию с целью разведки дислокации численности частей и подразделений советской армии и пограничных войск. Завязалась перестрелка, несмотря на полученное ранение, сержант А. Головченко силами своих подчиненных сумел окружить и задержать шпионов.

16 августа 1943 г. поисковая группа под руководством начальника заставы «Баг» Шуроабадской комендатуры лейтенанта Сидерко совместно с активом бригады взаимодействия из местного населения, задержали 27 дезертиров, намеревавшихся скрыться в Афганистане. В 1943 г. на участке этой комендатуры нарушителей задерживали практически на каждой заставе. 149, нарушителей границы, шпионов, бандитов, дезертиров и контрабандистов было поймано и обезврежено здесь.

С 1941 по 1945 гг. на участке Памирского пограничного отряда произошло более 70 боестолкновений, задержано 50 шпионов и диверсантов, 178 нарушителей границы.

Осенью 1944 г. одна из застав Памирского погранотряда вступила в бой с бандой прорвавшейся из Афганистана. В этом бою отличился сержант В. И. Найденов. Будучи раненым, он гранатами отбивался от наседающих врагов и не покинул поля боя, пока банда не была уничтожена. За мужество и отвагу В.И. Найденов был награжден орденом Красной Звезды.

Помощь местных жителей

Взаимодействие пограничников с местным населением в Таджикистане во время войны не ограничивалось только контролем за передвижением подозрительных лиц в погранполосе. Во время суровой и снежной зимы 1942-1943гг. застава «Баршор» в Ишкашиме (Горный Бадахшан) оказалась отрезанной от внешнего мира. Добравшийся до ближайшего таджикского кишлака — Аудч, пограничник сообщил, что продовольствие у них почти закончилось, и попросил помощи. Посовещавшись, местные жители отправили на помощь заставе нескольких подростков, каждый из которых нес с собой несколько килограммов муки: нетвердый наст на снегу на склонах горных ущелий не выдерживал вес взрослого человека, подросток же мог пройти. Четверо ребят почти неделю носили на заставу муку, спасая пограничников от голодной смерти. Летом того же, 1943 года, к удивлению и радости ребят и их родителей, все четверо были награждены медалями, к которым их представил начальник заставы.

Пограничники, откомандированные из Таджикистана на фронт, внесли достойный вклад в победу в Великой Отечественной Войне, проявив при этом мужество и массовый героизм.

За смелые и решительные действия по овладению Берлином звание героя Советского Союза было присвоено бывшему начальнику пограничной заставы «Баг» Шуроабадской комендатуры командиру батальона 990-го стрелкового полка 230-й стрелковой дивизии 5-й ударной армии 1-го Белорусского фронта Филиппу Федоровичу Чепурному.

Таким образом, воины — пограничники Таджикского пограничного округа в годы Великой Отечественной войны внесли немалый вклад не только в дело охраны таджикско-афганской границы, но и в разгром немецко-фашистских захватчиков на фронтах Великой отечественной войны.