Сталинабадский «Голливуд»

Просматривая как документальные, так и игровые советские фильмы, выпущенные в годы Великой Отечественной войны, становится очевидным значительный вклад, который внес кинематограф этого времени в общенародную борьбу против фашизма. Это была борьба с киноаппаратом в руках не только на фронте, выраженная в отражении бесчинств врагов и героизма советских войск, но и активизировавшаяся борьба в тылу, проявившаяся в создании военно-оборонных фильмов, наполненных огромным патриотизмом, надеждой о скором конце войны, крахе фашизма и возобновлении мирной жизни. Кинематограф этого периода воспитывал высокие нравственные идеалы и нес людям мечту. Практически не было ни одного фильма, созданного в годы Великой Отечественной войны, в котором герои не представляли бы себе картины счастливой мирной жизни.

В связи с наступлением германских войск на Москву и Ленинград встала необходимость эвакуации центральных киностудий подальше от линии фронта, с учетом климатических и ландшафтных условий, позволявших проводить натурные съемки круглый год — в Среднюю Азию. Если киностудии «Мосфильм» и «Ленфильм», объединенные в ЦОКС (Центральную объединенную киностудию) и ВГИК (Всесоюзный государственный институт кинематографии) были перебазированы в Алма-Ату, а Киевская и Одесская киностудии — в Ташкент, то Сталинабадская киностудия «Таджикфильм», несмотря на свои скромные возможности явилась базой для эвакуированной Московской киностудии «Союздетфильм» (впоследствии Центральной киностудии детских и юношеских фильмов им.М.Горького). Приказом по Комитету по делам кинематографии при СНК СССР за № 63-414 от 3 ноября 1941 года «О работе киностудии „Союздетфильм“ в г. Сталинабаде» постановлялось развернуть временную деятельность киностудии «Союздетфильм» в столице Таджикистана, используя техническую базу здешней киностудии. Руководству Сталинабадской киностудии надлежало обслуживать производственные нужды киностудии «Союздетфильм» всеми находящимися в распоряжении «Таджикфильма» техническими средствами и возможностями. Использование технической базы обеих студий должно было проводиться с учетом их производственных потребностей и в соответствии с производственными планами обеих студий.[1]

Проанализировав ряд документов того времени, можно отметить, что большинство трудностей на первом этапе состояло в том, что эвакуация технического оснащения киностудии «Союздетфильм» осуществлялось не только из Москвы, но и со съемочных площадок студий в Ялте, Ульяновске, Уфе, Одессе и Борисоглебске [2]. Эшелоны с оборудованием киностудии «Союздетфильм» направлялись в Сталинабад даже из Тбилиси, и доставка оборудования была завершена к концу декабря 1941 года [3].

Маленькая киностудия «Таджикфильм» к тому времени представляла собой «кустарную лабораторию с ручной проявкой и печатью, ранее едва обслуживавшую два киножурнала в месяц», поэтому союздетфильмовцам пришлось, в первую очередь, приступить к строительству новой кинолаборатории. Для строительства кинолаборатории и изготовления декораций в Сталинабад доставлялся лес из-за пределов республики. Если киностудия «Союздетфильм» в Москве до войны располагала площадью в 7.839 кв.м, то в Сталинабаде студию и все цеха пришлось размещать в помещении площадью в 1800 кв.м.[4] Не случайно Сталинабадская эвакуация была красноречиво названа «Вавилоном» [5].

Для проживания прибывших творческих работников киностудии «Союздетфильм» — киноактеров, режиссеров, операторов, художников, монтажеров, костюмеров и гримеров было предоставлено семь мест — Дом Кинофикации (ул. Лахути), Филармония в Стандартном городке, общежитие Сталинабадской киностудии, общежитие Наркомпроса (ул.Ворошилова), общежитие № 32 (ул. Шевченко), кинотеатр им.М.Горького, клуб Электростанции (ул.Пушкинская).[6] Известный советский кинорежиссер, основоположник теории монтажа Лев Кулешов, ранее работавший с С. Айни над постановкой фильма «Дохунда» (1936), который так и не увидел свет, вспоминал о своем пребывании в эвакуации следующее: «Из Уфы нас отправили в Сталинабад, до которого мы добирались около месяца и приехали в канун нового 1942 года, 31 декабря. На каждой остановке все бежали узнавать последние сводки. Ведь 6 декабря началось наше контрнаступление на Западном фронте. Это было начало разгрома немцев под Москвой. В Сталинабаде нас поместили на правительственной даче. В саду на даче жил ручной джейран Катя и заяц. На студию — семь километров — ходили пешком... Мы привезли с собой немного спирта (он продавался по дороге), а в городе продавались только консервы-крабы, хлеба ни у кого не было... К жизни в Азии надо привыкнуть (мы в этом отношении были более опытны, чем другие). Еды в городе почти не было. Все голодали. Начались болезни, одно время вспыхнула эпидемия брюшного тифа... Кругом все мечтали только об одном — скорее вернуться в Москву. Но мы уже понимали, что война будет долгой. Жили все время у радио и у карты — от одной сводки до другой» [7].

В такой сложной ситуации руководство киностудии «Союздетфильм» оборудывает столовую для работников кино, в которой еда выдавалась по продовольственным карточкам. На киностудии была введена жесткая дисциплина военного времени. Все материалы и оборудование студии строго охранялось бойцами ПСО, которым грозил выговор и даже народный суд за несвоевременный уход с поста или даже отлучку в соседнее здание. В дни общественных праздников и демонстраций на студии объявлялись круглосуточные дежурства только определенных сотрудников, а вход на территорию киностудии в рабочие дни осуществлялся строго по пропускам, и за пятиминутное опоздание неминуемо следовал выговор. Для работников киностудии был определен восьмичасовой рабочий день с 30- минутным перерывом на обед.

В документах киностудии говорилось о необходимости экстренной печати киножурналов в лаборатории вне зависимости от времени суток. Кинопленку надлежало старательно экономить. Поэтому кинорежиссерам разрешалось снимать не более одного дубля, что было возможно только при тщательной репетиционной работе. За допущенный брак в отснятом или отпечатанном материале налагался штраф, вычитываемый из заработной платы кинооператора или работника лаборатории. Нечто подобное и нашло отражение в эпизоде фильма А. Тарковского «Зеркало» (1975 г.), в котором мать героя ленты, вспомнив о допущенной при наборе ошибке мчится в типографию, чтобы не допустить ее в печати.

На объединенной киностудии в Сталинабаде приходилось экономить не только кинопленку, но и стройматериалы, в частности, лес. Таким образом, нужды военного положения влияли на эстетику фильмов того времени: порицались новые декорации, бутафория, костюмы изготовлялись из подручных средств, большинство сцен снималось на натуре в естественных условиях, а количество съемочных объектов сводилось к минимуму. Все чаще использовались расписанные художниками огромные задники, как например, в фильме объединенной Сталинабадской киностудии и киностудии «Союздетфильм» «Принц и нищий» (1942 г.) — это панорамы Лондона и интерьер Вестминстерского аббатства. В тоже время в годы Великой Отечественной войны на эвакуированных советских киностудиях продолжали сниматься масштабные исторические фильмы. Достаточно вспомнить первую серию картины «Иван Грозный» (1944 г.) С. Эйзенштейна, которая была снята в Алма-Ате. В Сталинабаде велись досъемки картины «Принц и нищий»: все костюмы по этому фильму были уничтожены во время боев в Одессе. В итоге «костюмная проблема» была решена путем перешивки всего имевшегося в распоряжении эвакуированной студии гардероба из прежних картин.[8]

Широко применялись также комбинированные съемки и мультипликация, например, в фильме А. Роу, частично снятым объединенной киностудией — «Кащей Бессмертный» (1944 г.). Фильмы военного времени являли собой малобюджетное кино: чаще стали снимать игровые 20-минутные короткометражки, объединяя их в новеллы киножурналов конферансом, таким образом повышая информативность и разнообразие киносборников. Из-за минимализма декораций основной акцент постановки делался на актерской игре двух-трех персонажей, внедрении кадров фронтовой хроники, которая должна была создавать фон сцены, использовании пиротехники и закадровыми шумами боев. Фильмы создавались на ассоциациях.

В целом в годы эвакуации на объединенной базе киностудии «Союздетфильм» и Сталинабадской студии были созданы такие фильмы как «Клятва Тимура» (1942г.) и киносборник «Юные партизаны» (1942г.) Л.Кулешова и А. Хохловой, «Принц и нищий» (1942 г.) Э. Гарина и Х. Локшиной, «Лермонтов» (1943 г.) А.Гендельштейна, антифашистские сатирические киносборники «Швейк готовится к бою» (1942 г.) и «Новые похождения Швейка» (1943 г.) С. Юткевича, «Бой под Соколом» (1942 г.) А. Разумного, «Март-апрель» (1943 г.) В. Пронина, боевой киносборник «Лесные братья» (1942 г.) В. Журавлева. Натурой для многих из этих картин служил пейзаж республики. Так, в картине «Новые похождения Швейка» действие разыгрывается в сербских горах, однако фильм был снят на озере Искандеркуль. Натурная площадка Таджикистана была частично использована как Лондон в фильме «Принц и нищий», а в павильонах киностудии были возведены декорации пражских и парижских улочек для киноновелл о приключениях Швейка.

Объединенной киностудией в этот период было снято всего две картины на местном материале — «Сын Таджикистана» В. Пронина (1942 г.) и «Таджикский киноконцерт» К. Минца (1943 г.). Собирательный образ экзотичного Востока (не то Таджикистана, не то Средней Азии) присутствовал в сказке «Кащей Бессмертный». По свидетельству документов [9] Б. Гафуров на встрече в ЦК Компартии республики с писателями и руководством Сталинабадской киностудии и студии «Союздетфильм» предложил включить в их производственный план восемь тем, посвященных Таджикистану. Руководство студии «Союздетфильм», ссылаясь на слабую техническую базу для выпуска дополнительных игровых фильмов, а также директивы о выпуске актуальных военно-оборонных картин, отмечало, что часть предлагаемой тематики могло бы быть включено в короткометражные новеллы боевых киносборников. Впоследствии объединенная киностудия все-таки приступила к работе над фильмом по мотивам «Шахнаме» Фирдоуси «Кова — освободитель», постановщиком которого был назначен художественный руководитель киностудии «Союздетфильм», кинорежиссер С.Юткевич. Однако фильм остался нереализованным из-за реэвакуации студии «Союздетфильм» в Москву. Вскоре после возвращения всей технической базы «Союздетфильма» в Москву маленькую киностудию в Сталинабаде перевели в ведение Главкинохроники, а игровое кинопроизводство прекратили ввиду отсутствия необходимых условий и актерских кадров для нормального функционирования киностудии в столице республики.[10]

Таким образом, тотальный контроль, жесткая дисциплина, строгие градации на персонажей фильмов и пафос в кинематографе — все это служило целям мобилизации творческих сил. Фильмы периода Великой Отечественной войны должны были воодушевлять народ на борьбу с врагом. К примеру, в конце советского боевого киносборника № 5, смонтированного из материалов нескольких киностудий на фоне кадров фронтовой хроники звучала песня А. Александрова и В. Лебедева-Кумача «Священная война» с полным текстом песни на экране. Марширующий ритм так называемого «караоке» был рассчитан на то, чтобы быть подхваченным кинозрителями в завершении киносеанса.

Тем не менее период пребывания творческих работников киностудии «Союздетфильм» в Сталинабаде явился плодотворным. На Сталинабадской киностудии проводились занятия, к каждому приезжему профессионалу прикреплялись местные лица, которых принимали на работу. Таким образом, к концу войны на киностудии в столице республики уже сформировался собственный штат работников по многим кинематографическим специальностям, сыгравший важную роль в развитии таджикского кино во второй половине 20 века, а многие из деятелей кино, работавших на Сталинабадской киностудии в годы эвакуации, впоследствии неоднократно сотрудничали с киностудией «Таджикфильм» («Я встретил девушку» Р.Перельштейна (1957 г.), «12 могил Ходжи Насреддина» К. Минца (1966 г.).

АРАБОВА Ш., научный сотрудник Института истории,
археологии и этнографии им.А. Дониша Академии наук РТ,
кандидат исторических наук

Примечания:

1. Приказ директора киностудии Штейнберга по Сталинабадской киностудии художественных фильмов № 235 от 27 ноября 1941 г.//Архив Государственной киностудии «Таджикфильм». Ф.1463. Оп.2. Д.2. Л.58.

2. Обращение творческо-производственного актива Объединенной Сталинабадской киностудии ко всем работникам студии от 25 апреля 1942 г.//Кино на войне. Документы и свидетельства/авт.- сост.В.Фомин. — М.: Материк, 2005.- С.307

3. Приказ директора Сталинабадской киностудии Штейнберга и директора киностудии «Союздетфильм» Фролова по Сталинабадской киностудии и киностудии «Союздетфильм» № 270 от 26 декабря 1941 г.//Архив государственной киностудии «Таджикфильм». Ф.1463. Оп.2. Д.2. Л.10; Приказ директора Сталинабадской киностудии Штейнберга и директора киностудии «Союздетфильм» Фролова по Сталинабадской киностудии и киностудии «Союздетфильм» № 268 от 20 декабря 1941 г.//Архив государственной киностудии «Таджикфильм». Ф.1463. Оп.2. Д.2. Л.18.

4. Из докладной записки директора киностудии «Союздетфильм» К.П.Фролова и художественного руководителя студии С.И.Юткевича о конфликтной ситуации в коллективе студии от 18 мая 1942 г.// Кино на войне. Документы и свидетельства/авт.- сост.В.Фомин. — М.: Материк, 2005.- С.311; Обращение творческо-производственного актива Объединенной Сталинабадской киностудии ко всем работникам студии от 25 апреля 1942 г. — С.307.

5. Дубовицкая И., Дубовицкий В. Сталинабадская симфония (исторический роман). Душанбе, 2014.

6. Проект приказа директора Сталинабадской киностудии Штейнберга и исполняющего обязанности директора киностудии «Союздетфильм» Юткевича по Сталинабадской киностудии и киностудии «Союздетфильм» № 249 от декабря 1941 г.// Архив государственной киностудии «Таджикфильм». Ф.1463. Оп.2. Д.2. Л.40; Приказ директора Сталинабадской киностудии Штейнберга и директора киностудии «Союздетфильм» Фролова по Сталинабадской киностудии и киностудии «Союздетфильм» № 270 от 26 декабря 1941 г. Л.9.

7. Кулешов Л., Хохлова А. 50 лет в кино. — М.: Искусство, 1975. — С.187-188.

8. Обращение творческо-производственного актива Объединенной Сталинабадской киностудии ко всем работникам студии от 25 апреля 1942 г. С.307; Из докладной записки директора киностудии «Союздетфильм» К.П.Фролова и художественного руководителя студии С.И.Юткевича о конфликтной ситуации в коллективе студии от 18 мая 1942 г. — С.313.

9. Там же. С.309-316.

10. Арабова Ш. История таджикского кинематографа. Душанбе, 2014. — С.29-30.